• Грязный Блогга

Евро-2014 в картинках. Часть 32: Страсбург, Франция.

Пост обновлен авг. 20

ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЧ ПРОДОЛЖАЕТСЯ


Если уж говорить начистоту, то очередность посещения Страсбурга не имеет значения – первым ли, последним ли – но если кому-то пришла в голову оригинальная мысль побывать в Эльзасе, не заглянув в Страсбург, то он должен четко понимать, что совершил в этот момент мыслепреступление. Эльзас и Страсбург связаны друг с другом от момента своего рождения, но с историей ознакомиться никогда не поздно, а пока следует обернуться. Вот только вышли в город, сразу обернитесь. А потом отойдите подальше и обернитесь еще раз. Часто ли приходится видеть такие вокзалы? Страбуржцев прошу этот вопрос пропустить.

Наверное, очевидно для всех, что здание Страсбургского железнодорожного вокзала построено в XIX веке, но никогда не лишне об этом напомнить.



Да-да, здание этого вокзала было сдано в эксплуатацию в 1883 году и прекрасно просуществовало на радость и гордость потомкам немецкого архитектора Иоганна Якобсталя до 2006 года, пока не прозвучало страшное слово «реконструкция». Сотни тонн стекла накрыли, будем честными, заслуженное, но простецкое здание, превратив его в чёртов НЛО на лужайке. Из этой тарелки непрерывно вываливаются инопланетяне в поисках интересненького, а вам торопиться не следует. Выйти еще успеется, а пока находитесь под куполом, посмотрите на исторические стены, но самое главное – посетите два важных места: туристический офис и туалет. В туристическом офисе есть сотрудники, владеющие русским языком. Правда, владеют они каким-то непонятным русским, но объяснить, где ваш отель и магазин с компакт-дисками, сумеют. А если, невзирая на русский язык, вы ничего не поймете, то нарисуют на карте. Карту вам дадут бесплатно, а шариковую ручку, которой нарисованы маршруты, вы заберете сами.



Что же до туалета, то привокзальный туалет в Страсбурге – место культурного отдыха и полноценной (тут хотелось бы написать «эмоциональной», но не стоит кривить душой) разгрузки. В кабинке кроме крючков и вешалок есть полка, зеркало (что примечательно – на высоте головы и сбоку), дезодорант, бумага, салфетки, одноразовые чехлы и даже крем для рук (зачем?!?!). Играет мягкая музычка, а за дверцей вас ожидает служительница культа с моющими и вытирающими средствами. Всё это удовольствие стоит 0.5 евро, что даже по нынешнему курсу не выглядит обременительной платой. Та же пресса, скажем, стоит куда дороже. Да, насчет прессы: к стеллажам с музыкальной периодикой лучше не подходить. Около четырех десятков изданий – это только легкая разминка.



Небольшая странность: в Страсбурге люди в форме хронически выпадали из фокуса. Можно подумать, что сам город заботится о своих служащих. Вот и эта парочка полицейских (больше мне не доведется встретить в Страсбурге представителей этой неоднозначной профессии) умудрилась промаршировать мимо фокуса.



От вокзала указующей стрелой устремляется в город улица Мэр Кюс с велосипедной сердцевиной. Но вот как попадают на нее автомобили?



Мэр Кюс выводит приезжих прямиком в историческую часть города: Большой остров, место, где знакомый нам по Кольмару и Мюлузу Илль раздваивается и берет в плен солидный кусок земли. Большой остров в Страсбурге – редкий случай, когда район города целиком признается ЮНЕСКО историческим наследием. И наследовать здесь есть что, особенно исторически. Итак, Страсбург и история…



Местечко для поселения знатное, надо сказать, особенно в смутные времена. Небольшой промежуток земли, зажатый между Иллем и Рейном, выглядит привлекательно как с военной, так и с гражданской точек зрения, поэтому здесь не могли не поселиться, что и произошло еще до рождения Иисуса Христа (если таковое вообще было). Но галлы были неграмотные, цивилизованными языками не владели, слова «Страсбург» не знали, именовали свое городище поганым прозвищем Аргенторат, и в историю города эти позорные страницы никто вписывать не собирается. Славная победа 13-тысячного римского легиона над 35-тысячной армией алеманов в битве за Аргенторат в 357 году тоже не считается, а начинается вся история в 496 году, когда германские франки захватили этот лакомый кусочек, восстановили город и дали ему человеческое название Стратебургум. Происхождение названия не надо объяснять, пожалуй, даже в российских селах: «штрассе» + «бург» = «дорога» + «город», т.е. нечто напоминающее Путеград. Тот факт, что город был основан именно франками, но при этом германскими, определил историю на многие века вперед…


Мост через Илль. Большой остров – по левую руку.



Почти четыреста лет жизнь города протекала тихо и сопливо, не различая меж собой франков и германцев, но в 843-м случилось эпохальное и определяющее для будущего событие: три внука Карла Великого приступили к дележу наследства и два младшеньких, объединившись против старшего, вынудили его подписать крайне невыгодное соглашение, по которому восточные земли огромного государства франков (будущую Германию) получил Людовик Немецкий, западные (будущую Францию) – Карл Лысый, а старшенькому, Лотарю, досталась узкая полоса между ними, протянувшаяся от Адриатики до Северного моря. Какой красоты там были цветы… Но в 870 году, когда Лотарь дал дуба, братцы прибрали его хозяйство к своим чистым рукам. Страсбург отошел Людовику. Так в 870-м Страсбург стал немецким городом…


Угол улиц Мэр Кюс и Кажанек не входит в исторический центр, юнеской не охраняется, но тоже симпатичный.



С этого момента Страсбург начинает стремительно развиваться. Стыдно сказать, но даже по тем меркам численность населения в полторы тысячи человек не впечатляла. К двенадцатому веку она выросла до восьми тысяч, а город обзавелся собственным кафедральным собором. А дальше внимательно следите за руками.

Золотишко в истории человечества всегда играло большую роль, а уж если оно к тому же подкреплялось и связями… Раздобревший на торговых харчах и добавивший во влиятельности Страсбург получил в 1201 году от императора Филиппа Швабского неожиданно для многих (и совершенно ожидаемо для местной знати) статус «свободного города» и перестал быть немецким. Счет принадлежности Страсбурга немцам остановился на отметке 331 год…


Сразу же за мостом на Большом острове пешеходов встречает церковь Сен-Пьер-ле-Вьё. Уникальна церковь не только своим дурацким названием – Церковь Петра старого (есть в Страсбурге еще и церковь молодого Петра) – но и многофункциональностью. Заходишь в эту церковь через один вход – ты в католической церкви, заходишь через другой – в протестантской. Жаль, что нет еще трех-четырех входов для ортодоксов, иудеев и мусульман, была бы церковью мира (если бы не перебили друг дружку, конечно). Церковь сама по себе стара (построена была в XV веке), но такое название получила по той нелепой причине, что якобы именно здесь в четвертом веке был построен первый христианский храм на территории Страсбурга. Миф, разумеется, но ведь вся религия держится именно на мифах, так что причина весома. А ежели кому что не нравится, то святой Петя покажет, что не просто так грозит своим кулаком.



Почти четыре с половиной века Страсбург оставался вольным городом, разве что менялась внутренняя власть: то муниципалитет, то ремесленники, то епископ, но начавшаяся в 1618 году Тридцатилетняя война закончилась в 1648-м подписанием Вестфальского мирного договора, что поставило Страсбург в неловкое положение. Дело в том, что по договору весь Эльзас отошел полностью Франции, но Страсбург сохранил за собой статус вольного города. Каково это – иметь на своей территории какой-то там вольный город? Вот именно таким же вопросом задался Людовик XIV и в 1681 году со своим войском осадил город. Быстренько (в течение двух дней) власти города провели референдум и по его итогам (96% населения проголосовало за присоединение к сине-бело-красным) открыли ворота и признали власть французской короны (все аналогии неуместны). Так Страсбург стал французским…


Ремарка: даже странно, что по какой-то непонятной затаенной злобе горожане через сотню лет с радостью приветствовали революцию (именно здесь впервые была исполнена Марсельеза), свергшую в 1792 году королевскую династию.


На самом деле Старый Петр – так себе церковь, ничего сенсационного, поэтому можно смело углубляться в переулки исторической части, неуклонно продвигаясь через промежуточный пункт к главной цели (и части Большого Плана).



При новой власти Страсбург рос и процветал, бегло общаясь на французском языке с заезжей немчурой. Страсбуржцы чувствовали себя уже коренными французами. Но ничто не вечно на этой межевой полосе. В 1870 году началась франко-прусская война, завершившаяся капитуляцией Страсбурга и подписанием Франкфуртского мира. По условиям этого соглашения весь Эльзас во главе со своей столицей и Лотарингия отошли Германии. В Страсбург пришел Прусский мир. В школах запретили преподавать на французском языке, все франкоязычные газеты были закрыты. Немцы методично расправлялись с французской хунтой, ее карателями и агентами. Ничего не напоминает, не? Так в 1871 году Страсбург снова стал немецким. Табло бесстрастно отчеканило на табло французский счет: 190 лет…


А переулки Большого острова загогулистые, норовистые и своенравные. Денис Фонвизин в 1777 году описывал свои впечатления от посещения Страсбурга вот такими словами: «Город большой, дома весьма похожи на тюрьмы, а улицы так узки, что солнце никогда сих грешников не освещает.»



Что было дальше, всем известно: 1914 год, Первая мировая война. Жители Страсбурга развернулись спиной к обеим воюющим сторонам (эдакая модификация древнеримской мифологии – двупопый Анус) и выразили свою позицию предельно кратко: «Без нас». Вот в 1918 году в Версале без них и решили, что Лотарингия и Эльзас во главе со своей столицей возвращаются в лоно Франции. Германия увеличила разрыв в счете до 374:190.


А эта парочка грешников, кажется, заблудилась-таки среди узких улиц, постель всегда с собой, а обеденная зала – весь город.



Но это еще не конец истории. Прошло всего ничего, как началась Вторая мировая с уже предсказуемым результатом для Страсбурга. В 1940 году власти эвакуируют из фактически пограничного города 120 тысяч человек. С какой целью они это делали, если очень быстро капитулировали, практически без особенного сопротивления? Все эвакуируемые оказались в том же положении, что и неэвакуируемые, а Эльзас и Лотарингия в очередной раз были аннексированы Германией. Счет в матче немцев против французов в этот момент был 374:212…


А ниже даже не фотография, а просто воздух Большого острова – «что-вижу-то-пою».



Недолго играли немецкие марши на тесных улочках Страсбурга – всего-то четыре года. В 1944 году город освобождается войсками генерала Леклерка. С боем взяли город Страсбург, город весь прошли, а на последней улице название прочли. А название такое, для французов всех родное: Страсбýр. Именно так, с ударением на последний слог и без буквы «г» произносится имя этого города теми, кому милее триколор без желтых и черных цветов. Счет в матче Германия – Франция стал 378:212.


Это, конечно, смешно, но современность сумела проползти даже сюда (смотрим на балкончики), несмотря на бдительную охрану ЮНЕСКО. Но аккуратно, бережно, ничего не скажешь.



К 2014 году отставание в счете Франция сократила до 283:378, но кто знает, удастся ли ей протянуть еще 95 лет, чтобы сравняться, ведь судьба этой межевой полосы – такая изменчивая злодейка. На всякий случай не лишне будет вспомнить, что Страсбур сегодня не только столица Эльзаса, но еще и с 1949 года – столица Европы. Не пора ли становиться снова вольным городом?


По улочкам Большого острова можно бродить даже безо всякой особой цели, встречая на каждом шагу что-нибудь интересное, пришедшее из глубины веков или мелководья десятилетий.



Невозможно никак обойтись и без традиционных фонариков.



Но Фонвизина, если честно, гуляя по улочкам Страсбура, понять можно.



Местные грешники этого и не скрывают: Готэм.



Страсбур по своему характеру совершенно особенный город. Когда попадаешь сюда, то возникает ощущение, что это город, в котором невозможно пропасть, что в любой беде тебе обязательно помогут, что накормят, напоят, пустят на ночлег. Может быть, это впечатление обманчиво, но даже только ради этого чувства абсолютной вселенской безопасности и миролюбия стоит здесь побывать. На колесах ли, на собственных ли ногах – неважно, любым способом, даже на инвалидной коляске (что довелось видеть не раз).



А еще Страсбур – читающий город. К этому мы еще вернемся, пока же можно окинуть взглядом газетный киоск. Именно газетный, потому что здесь не продаются толстые журналы.



На одной стороне дома видно табличку «площадь Клебера», а на второй стороне – «площадь Клебера». То есть, дом расположен на углу площади Клебера, а это значит, что промежуточный финиш находится строго за спиной. Промежуточный финиш – это сетевой магазин FNAC, в котором продаются книги, канцелярия, всевозможная электроника, фильмы, но самое главное – музыкальные компакт-диски. Магазин регулярно проводит акции и делает скидки, а продавцы в нем вежливы, обходительны и всегда помогут найти лучший, на их взгляд, альбом лучшей французской группы. Вот только надо внимательно считать сумму своего товара. Меня кассирша попыталась обсчитать на 13 евро, но вовсе не оттого, что страсбуржцы такие алчные, а по своей женской невнимательности и болтливости. Ничего страшного не произошло: счет был пересчитан, счеты никто сводить не собирался, встречу стороны решили считать дружественной. А про саму музыку – как-нибудь потом.



Площадь Клебера любима местной молодежью, которая стекается сюда ежедневно, вызывая зависть прохожих своей беспечностью и жизнерадостностью. Местные молодые люди много жестикулируют, говорят охотно, не сдерживая улыбки и бесконечные хохмочки, готовы пойти с вами на другой конец города, чтобы показать нужный дом или многословно и с заразительным смехом отвечают на тестовый вопрос: «Как пройти в библиотеку?» Выглядят они в полном соответствии со своим характером, вызывая воспоминания о чем-то веселом и задорном. Если повезет, то можно встретить здесь даже внебрачного сына Савелия Крамарова и Ивана Урганта.



Сам же Клебер смотрит на всю эту вакханалию, что творится подле его ног, с явным неодобрением. Строгий дядька.


Если по правде, то этого памятника уроженцу Страсбура могло и не быть, так как судьба Жан-Батиста Клебера после насильственной смерти в возрасте 47 лет от кинжала молодого фанатика явно не сложилась. И всему виной этот проклятый Египет, ставший последним местом пребывания живого генерала Клебера. Когда начались волнения во Франции, Бонапарт находился как раз с кампанией в египетских песках, но услышав о том, что родина в опасности, оставил египетский легион на Клебера, а сам махнул обратно в Париж. Приближенный к бонапартовскому телу бывший журналюга, а к тому времени уже видный деятель и уважаемый человек, Жан-Ламбер Тальен накрутил спирали интриг, рассорив Клебера с начальником. В результате горячий на руку и слово генерал позволил себе лишку, обвинив будущего императора в том, что он де бежал из Египта по трусости, бросив другана на растерзание немытым арабам и потным англичанам. С англичанами и египтянами Клебер расправился, но будучи слишком строгим руководителем (обложил налогами даже гаремы), получил в бок перо. Бонапарт же был очень недоволен глупыми словесами бывшего фаворита и распорядился оставить гроб с телом в замке Иф, отказывая полководцу в праве быть похороненным на родине. Там Жан-Батист и провалялся 18 лет, сдав за это время так сильно, что уже никто не признал бы в нем былого рослого красавца с крупным телосложением и хамоватым нравом. И канул бы, наверное, в лету, если бы не мягкий и взбаламошный нрав Людовика XVIII, который в 1818 году распорядился привести всё, что осталось от Клебера, в родной Страсбур, захоронить со всем почтением и на всякий случай поставить бронзовый памятник. Что и было исполнено.


Кстати, в боевой биографии Клебера был один поистине кинематографичный эпизод, который так и просится на экранизацию. В 1793 году, пока основная часть клеберовских войск грабила захваченный Руссе, авангард был наголову разгромлен и близость уничтожения всей армии замаячила на кончике носа. Надо было срочно ретироваться, ждать подкрепление и перегруппировываться, но как это сделать, когда пруссаки повисли на плечах? И тогда Клебер отдает приказание своему батальонному командиру Шевардену: «Бери ровно 300 гренадер, вставай в теснине между Руссе и Гетинье и держись до последнего человека». Вот какую пользу можно получить из хорошего образования: генерал знал про спартанцев! Ни один из трехсот гренадеров не выжил, все были порублены на куски, но задачу свою выполнили и Клебер в итоге оказался на коне (где сейчас останки того коня – история в памяти не сохранила). XX Century Fox представляет.



После посещения ФНАК'а уже ничего не стоит на пути к главной цели. Разобраться бы только с этими переулками…



Заплесневелый вид фархверковых домиков подсказывает, что цель уже близка.



Да, так и есть! В воздухе повисло ощущение праздника. Или это банальные мыльные пузыри?



Пора поднять бокалы в предвкушении пиршества. Бокалы с французским игристым вином, которое в Эльзасе шампанским не называют, но которое отличается от шампанского только в два раза более низкой ценой, но никак не вкусовыми качествами.



И закусить чем-нибудь сладеньким. Если цена за одно пирожное (4 евро, т.е. по тому курсу – примерно 195 рублей) кажется несколько завышенной, то купите сразу набор из двадцати различных за 28 евро – каждая пироженка обойдется не дороже 70 рублей, зато удовольствие получите на всю тысячу.



Отпраздновали? А теперь к делу – пришли. Но об этом лакомстве в следующей части.




<<< Евро-2014 в картинках. Часть 31: Мюлуз, Франция. Прощание.


>>> Евро-2014 в картинках. Часть 33: Страсбург, Франция.

Просмотров: 2

©2019 BLOGGA. Сайт создан на Wix.com