top of page

Москва, осень 2016 – июнь 2017

НЕ КОЛА ДЛЯ НИКОЛЫ



3 сентября – эта дата, столь активно пожираемая мемасиками с Шуфутинским, навечно впечатана в историю России и путинского правления разбросанными по кирпичам детскими телами и подгоревшей коркой крови. Тем не менее, в 2016 году был ещё один повод обратить внимание на этот день, пусть не такой громкий, не столь вопиющий, но хорошо демонстрирующий, с какой скоростью уже тогда неслась под уклон упряжка рысаков. 3 сентября 2016 года был арестован Руслан Соколовский. За то, что… ловил в храме покемонов! Да-да, за игру в телефоне на территории новодельного Храма на Крови (построен на месте уничтоженного дома Ипатьева) в Екатеринбурге. Видео с ловлей покемонов Руслан выложил на YouTube с комментарием вроде того, что самого главного покемона – Иисуса – поймать не удалось. Несколько месяцев содержания в следственном изоляторе и три с половиной года условно с формулировкой в приговоре: «…наделение Иисуса Христа качествами покемона, как героя не только компьютерной игры и мультипликационного сериала, но и представителя бестиария».

Бестиарий только разогревался. Шёл второй год оккупации Крыма и восточных территорий Украины. 15 сентября в «Главклубе» лидер группы ТЕЛЕВИЗОР Михаил Борзыкин пел:

Ты прости нас, Украина,

Это рушится русский Рим,

Мы не ведаем, что творим.

Ты прости нас за Крым и за Донбасс,

Все протесты и митинги зря,

Мы вскормили в Кремле упыря

И никак не мог знать тогда Михаил, что Крымом и Донбассом аппетит упыря не ограничится.


Так начиналась осень-2016.



Впрочем, если говорить именно про 3 сентября, то для болельщиков московского «Спартака» это был всего лишь рядовой игровой день. Первая команда не играла (про неё мы ещё вспомним), а вот «Спартак-2» в Сокольниках вынес со свистом гостей из Питера «Зенит-2» со счетом 4:1. Один из голов забил Артём Федчук с передачи Дениса Давыдова (Давыдов в той игре ещё и сам гол забил). Игроком основы Артём так и не стал, хуже того, он катился всё ниже и ниже (успев по дороге зацепить финал Кубка России и звание мастера спорта), через ФНЛ во вторую лигу, пока не оказался в 2023 году вообще без клуба. Но в далеком 2016-м он наверняка надеялся, что скоро будет плевать водой на траву европейских стадионов.



Незавидная судьба бывает не только у футболистов. И в целом не только у людей. Кто самый гонимый и истребляемый в Москве? Правильно, это конструктивизм, получивший в своё пользование небольшую резервацию центр «Зотов». Весь остальной конструктивизьмус уничтожается инноваторами и похорошателями из-за территории под застройку активнее, чем маралы браконьерами из-за пантов. Вот вам пример некогда жилого дома на улице Суворовской (2/1 корпус 4). Здание было построено в 1928 году на пике расцвета конструктивизма и в нём настолько ярко отображены черты уникального советского стиля, что невозможно перепутать ни с чем. Но это же не памятник культуры, а обычный жилой дом. Был. Верно ведь, что он не похож на особняк Морозова? Так рассуждают и власти. А дальше происходит вот что. Дом ставят на капитальный ремонт, жильцов выселяют. Но ремонтировать здание никто не спешит. Дом, привыкший за десятилетия к кипучей суете своих жильцов, замирает и смотрит пустыми окнами на проходящую мимо него жизнь. Оттого, что он никому не нужен, тоска начинает грызть стены. Дом начинает при сильном ветре выть от одиночества и пустоты, под стенами мутно блестят каплями слёз осколки оконных стекол. Под скрип рассохшихся дверей романтики дают ему имя: Дом С Привидениями. А через десять лет приходят те самые люди, которые оставили его стоять без дела, и говорят: «Неужели вы хотите жить в развалинах?! Мы построим вам новый, красивый дом со светлыми квартирами!» И самое главное, что этот новый дом будет большой. «На улице Суворовской на востоке столице построят многоквартирный дом по программе реновации, сообщил руководитель департамента градостроительной политики города Москвы Сергей Левкин.» Дом будет построен на территории, которую до сих пор занимали корпуса 3 и 4 дома 2/1, в очередной раз покончив со страданиями представителя конструктивизма по имени «Дом с привидениями». Хватит вам и «Зотова».



Есть, конечно, дома, которым везёт в этой странной реновационной лотерее. Среди таких везунчиков – деревянный дом конца XIX века на улице Буженинова. Как ему удалось увернуться от бульдозерного ножа? Видите, что написано на табличке – Буженинова, 27/5. Казалось бы, ничего удивительного, но есть нюанс: на картах Гугл и Яндекс номеруют его как дом 28/3. И вот представьте, проходит чиновник, смотрит: о, сарай, который можно снести. Даёт команду подчиненным, езжайте по адресу 27/5 и валите рухлядь, поставим бизнес-центр. Исполнители лезут в Яндекс.Карты… Ну, дальше вы поняли. Таким образом он умудрялся шифроваться несколько лет! Сейчас на доме повесили новую табличку «28/3» (при этом официальный адрес организации, занимающей строение, остался прежним – 27/5, а на картах Гугл у дома теперь ДВА адреса), а это значит, что любой фарт когда-нибудь заканчивается. Но осенью 2016-го домик чувствовал себя ещё вполне бодрячком, даже аутентичные (!) наличники по одной стороне (по стороне улицы Буженинова) сумел сохранить.



И здесь самое время совместить тему везения с обещанием вернуться к футболу. Ведь 2016/17 – исторический сезон для «Спартака», забывшего, что такое золото чемпионата. Полтора десятка лет без чемпионства превратили самый титулованный российский клуб в объект насмешек (а уж про владельца «Спартака» Леонида Федуна, заработавшего прозвище НольТрофеич, и говорить не приходится). И тут вдруг покатило. К 20 ноября 2016 «Спартак» после 13 туров шёл на первом месте, опережая «Зенит» на три очка, поэтому домашняя игра с «Амкаром» была крайне важна (из Лиги Европы и Кубка России москвичи успешно вылетели на ранних стадиях, так что оставался только чемпионат). И лёгкой прогулки вовсе не ожидалось, потому что оборону «Амкара» в этот день возглавлял, ха-ха, Георгий Джикия. При чём тут везение? Во-первых, именно в этом матче действительно повезло: «Спартак» добыл победу в самом конце игры, на последней минуте, благодаря голу Дениса Глушакова, а потом (весной 17-го) и долгожданную победу в чемпионате. Во-вторых, слово «везение» было ключевым в злобном нытье питерских болельщиков и официальных представителей газпромовского проекта, мол, только этим и объясняется победа «Спартака». Словно бы ни команды не было сильной, ни отдельных личностей. Промес стал лучшим бомбардиром «Спартака» (третье место в чемпионате после Смолова и Дзюбы), а Глушаков был в том сезоне не только капитаном команды, но и одним из главных кузнецов победы, забив пять победных голов (для сравнения: у Промеса – четыре). А рулил всей командой на пути к «золоту» Массимо Каррера, приглашённый летом 2016-го заменить на тренерском посту бывшего сенатора Дмитрия Аленичева. Торсида обожала стильного итальянца! FORZA!!



Зима по традиции в Москве весьма унылое время, когда почти нет солнца, много слякоти и реагентов, всё серое и унылое. В общем, московская зима – это просто часть года, которую надо пережить, а весна тогда начиналась не с 1 марта, а с 23 февраля. Да-да, в 2017-м году 23 февраля если и не считался каким-то там великим праздником (а те, кто служил, и вовсе делились на два полярных лагеря, один из которых принципиально отказывался принимать всякие поздравления по этому поводу), но имел вполне добрую условно гендерную окраску. И вот чего уж совершенно точно не было: день 23 февраля не ассоциировался с кромешным ужасом, а сам праздник не считался каким-то бесчеловечным зашкваром, покрытым кровью и нечистотами. В 2017 году весна открывалась 23 февраля солнечным выступлением в клубе «Mezzo Forte» развеселой группы ХУЙ ЗАБЕЙ. Все веселились на «мужском» концерте, предвкушая грядущий «женский» здесь же 8 марта. Бигимот читал стихи, Карабас пел песни, и, конечно же, все присутствующие пили водку.

Родина-мама, спи, не ворочайся,

Сыны твои гордо на стрёме стоят.

Дали мне тоже большой автомат.

Стой, говорят, я стою,

Но вот обосрался в строю.



Но если говорить про улицу, то настоящая весна зачастую (не всегда) наступает только в конце апреля. Вот тогда всё и начнется, весна прийде. И травка скроет собачье дерьмо на газонах. И даже один из самых странных памятников Москвы станет почти не заметен и не читаем. Но мы-то, конечно, знаем, что на камне написано, мол, на этот самом месте в 1918 году к великому сожалению потомков недострелили Владимира Ленина (Ульянова). А вон и сам Лукич на заднем плане виднеется – его еще и недодемонтировали и недодекоммунизировали. Стало быть, надо ждать следующей весны.



А вот «памятник мужику с вёдрами», как называют многие москвичи стелу со смешным Юрой на вершине, выглядит одинаково в любое время года. Прости нас, Юра.



Май – пора цветения и прочих природных радостей. Юннаты (или как сейчас называют юных натуралистов?) рыщут по зелёным зонам в поисках цветочков для гербария. Весной 17-го можно было спокойно рвать травку даже в Лосиноостровском, что уж говорить про остальные парки. Почему-то с детства прилипло, что первые и чуть ли не единственные цветы ранней весной – это подснежники (ну да, все же проходили, наверное, миф о том, как на 8 марта можно сходить в лес и из-под сугробов, если повезет, раскопать голубые мохнатые цветы – я лет до двенадцати безуспешно пытался выкопать эти грёбаные подснежники) и мать-и-мачеха. А вот про чистяк весенний почему-то никто не говорил, хотя этого чистяка по весне – как грязи. И самое в нём интересное – это название. Мало того, что чистяк на самом деле всего лишь лютик, так в зависимости от региона вам ещё скажут, что истинно верная погремуха у него либо салатник, либо курослепник, либо заячий салат, а то и вовсе жабник.



Благо, чаек никак иначе не называют. Чайка – она и в Африке чайка. Хотя, постойте… Казалось бы, что ничего здесь не придумаешь. И в самом деле московская чайка называется чайкой обыкновенной, но если вам кажется вполне тривиальным её имя на латыни – «хрикоцефал ридибундус» (а по-английски – черноголовая чайка), – то сообщу, что она отличается от морской не только цветом головы, но и тем, что имеет ещё два равнозначных названия: озерная и речная. Вот зачем эти детали помимо обыкновенного наименования? Можно ведь было бы добавить сюда и другие уточняющие прозвища: прудовая, водохранилищная, пойменная, затонная, ручьевая… Если так уж сильно хочется проговорить ареал обитания чайки обыкновенной, то дали бы ей всего лишь одно дополнительное имя: чайка пресноводная. Нормально же, правда? Морская чайка и пресноводная.



Джа с ними, с чайками, а Москва 2017-го выпроваживала «Союзмультфильм» из Пыхов-Церковного проезда. Да, есть и такой адрес: сначала был церковный приход и пыхов отъезд, а потом решили объединить. Или что-то вроде того. Удивительное дело: во времена СССР никто так и не додумался переименовать проезд на что-нибудь антиклерикальное (типа Опиум-Народный). Только статус поменяли в 1948 году, поскольку был до этого всю жизнь Пыхов-Церковный тупиком. Странно, что тупик переделали в проезд, а не в косяк. На этом месте ещё в XVI веке построили Никольскую церковь, но то ли она была слишком маленькая, то ли амбиции у прихода были слишком большими, но перестраивали её неоднократно, пока в 1903 году не началась окончательная перестройка, фактическая, настоящая. Броня! Во всяком случае так тогда казалось. И это уже была не церковь, а настоящий храм Николая Чудотворца в Новой слободе. При чём тут «Союзмультфильм»? А при том, что в 1944 году храм был передан под мультики (переезд «Союзмультфильма» состоялся в 1945 году), и чтобы мультипликаторам не ютиться в трапезной, к храму пристроили шикарную пятиэтажную сталинку.


А теперь внимательно следите за руками, поскольку многоходовочники, делая магические пассы, уже элегантно перешли к т.н. «престижу» (если кто не смотрел фильм, то престижем называется последняя, завершающая часть фокуса – когда зритель понимает, что его обманули, но не понимает как). Часть переданного «Союзмультфильму» богачества стремительно ветшала, в особенности – колокольня, на которой проблематично было устраивать студии для рисования или оборудовать помещения для бухгалтеров. Пристроенная к храму «сталинка» вполне себе держалась на периодических косметических операциях. В 1999 году Патриарх Алексий II обратился к агрессивному и амбициозному премьер-министру с просьбой вернуть храм Русской православной церкви. Тут важны две детали: во-первых, похоже, что патриарх что-то знал (и разве кого-то удивляет осведомленность высших церковнослужителей в делах «конторы глубинного бурения»?), ибо на фоне взрывов домов в Москве обратился не к президенту страны, а к бывшему директору госбезопасности, ставшему премьером, а во-вторых, Алексий просил только храм и речи о пятиэтажном строении не было. Амбициозному премьеру было тогда не до колокольни, поэтому попы взяли паузу.



Министерство имущественных отношений несколько раз предлагало «Союзмульфильму» другие помещения, но по понятным причинам (резкое ухудшение условий) они не были приняты. В 2004 году церковники в лице приходского совета предложили компромисс: т.к. колокольня все равно не использовалась никем, кроме любителей романтического уединения или бухача в рабочее время (что, впрочем, часто совмещалось), то отдайте её, а на остальное мы не претендуем. Но в студии по изготовлению мультфильмов работали не дети и прекрасно знали, что бывает с теми, кто кладёт попу в рот палец. В 2014 году получивший пост министра культуры некультурный человек, который обожает переписывать историю, заявил, что принято решение перевести «Союзмультфильм» в здание на улицу академика Королева (ну, примерно туда же, где монтируют сказки для взрослых). На благо самих же аниматоров, разумеется. Храм и колокольня будут переданы церкви. Переезд завершился только в сентябре 2017 года, а пятиэтажное здание на Долгоруковской улице перешло в распоряжение Росреестра. Казалось бы, все получили, что хотели, зритель зажмуривает глаза от удовлетворения. И вот именно в этот момент начинается престиж. В феврале 2018 года пятиэтажку внезапно (ха-ха!) безвозмездно передают в качестве довеска, компенсации и побочного помещения эрпэцэшникам. Для восстановления колокольни и трапезной, вдруг ставшими жемчужинами русской архитектуры, был создан масштабный проект, под который отвалили какие-то смачные средства из бюджета, развернута широкая рекламная кампания, но… Средства были освоены, проект завершён, и храм приступил к работе… в «побочном» пятиэтажном помещении, а колокольня с трапезной остались ровно в таком же (на самом деле хуже – время продолжает не щадить) состоянии. Но не всё так плохо, друзья! Часть средств осталась для того, чтобы повесить на фасаде «сталинки» большую красивую растяжку с высокодуховным призывом: «Колокольня Никольского храма – жемчужина русского зодчества. ВОССТАНОВИМ СВЯТЫНЮ ВСЕМ МИРОМ!». Аминь.



Ещё один высокодуховный персонаж – Герман Стерлигов – загадил половину московских районов своими магазинами, в которых хлеб продавался (-ётся?) по цене хамона. Но прославились эти магазины не столько ценами или товарами, сколько табличками, запрещающими вход депутатам Государственной Думы.



Часто бывает, что июнь в Москве дождливо-прохладный и весьма паршивый месяц, на протяжении которого только и делаешь, что ждёшь лето. Но лето 2017-го наступило ещё в мае и в июне никуда скрываться не собиралось. Возможно, это был подарок от Единого Синоптика, который вездесущ и всеведущ, за чемпионство «Спартака», но надо уважать мнение меньшинства, которое с этим не согласно. В любом случае июньские пляжи в Москве были забиты народом. Впрочем, это весьма сомнительное удовольствие – топать на пляж в месте, где купание запрещено, выпиливать верхнюю одежду, чтобы демонстрировать неподготовленному миру свою кожаную оболочку, и смотреть вокруг с затаённой надеждой на восхищение окружающих. Особенно мне доставили два кекса, стоящие по краям фотографии, словно комический мим-дуэт, исполняющий сценку «Часовые у врат Кремля».



Чтобы добраться от Большого Садового пруда (на берегу которого и стояли атлеты) до парка Покровское-Стрешнево, необходимо пересечь Ленинградское шоссе. А Ленинградка летом – это самый настоящий Ад, Пекло, Дьяволова сковорода. Общее впечатление ещё больше усиливает архитектура по «берегам» Ленинградского шоссе, словно бы выстроенная в качестве декорация для фильма «Hellraiser». ЖК «Северный парк» тому пример.



Сам же парк особенного впечатления не производит: много людей, узкие тропинки-дорожки, но зато много зелени, есть уголки, в которых можно просто забуриться в кусты и уединиться. Кстати, без опасности наступить на разбитую бутылку или сгнившую колбасу – следят за порядком в Покровском-Стрешнево очень даже внимательно.



Но главная достопримечательность всё же не фундамент ванного домика «Елизаветино» и не родники (куда ломится с бутылками, банками и цистернами толпа, алчущая чудотворной воды «не из водопровода») и даже не сама усадьба (хотя с этим многие не согласятся), а знаменитые Иваньковские пруды. Семь прудов! Семь чудес парка. Кабы не природоохранители, то пруды давно бы представляли собой цепь небольших лужиц, расположенных посреди вытоптанного пустыря. А в качестве косточки отдыхающим руководство на Иваньковских организовало пару-тройку мест для шашлычников. Вот только непонятно, где и когда записываться на «шашлычную точку». В марте – уже пора?



Так вот плавно и органично повествование перешло к очередям и прочим массовым мероприятиям, а заодно вернулось к уже упомянутому персонажу Николаю Чудотворцу, храм которого находится в весьма плачевном состоянии. В таком же плачевном состоянии находился не только храм, но и мощи этого самого Николая. А чтобы все в этом убедились и посочувствовали итальянцам, у которых эти кости хранятся, мощи привезли в Москву. Почти на два месяца. 2017, июнь – эпохальное время для Москвы, когда выяснилось, что можно просто так перекрывать движение на восемь недель, просто так закрыть выход из метро, заставить всю Пречистенскую набережную туалетами, но при этом никто ни на кого не подает в суд за работу в выходные или доставленные неудобства. К слову сказать, для нормальных москвичей и гостей столицы почти два месяца работал бесплатный аттракцион «Истинные масштабы Первой беды России». Особенно хороший вид был с кормы речных трамвайчиков.



Отдельное место в зрительном зале было у Петра. Хотя… У Петра в Москве всегда особое место, которое иногда даже не кажется изуродованным.



Удивительное дело, шёл уже третий год войны за оккупированные территории Украины, а в Москве никакой войны как бы и не существовало. Даже пропагандистский вой из телевизора заметно утих, давая остыть праведному гневу зомбированной аудитории. Это было вполне мирное лето, вполне дружелюбная публика. Никто ещё даже не пытался отравить Навального. Никто ещё даже не проверял у прохожих телефоны. Никто ещё даже не вручал повестки в военкомат случайным мужчинам. Никто ещё даже не писал доносы на соседей или попутчиков. И никто ещё не содрогался от словосочетания «Крымский мост». Крымский мост был один – в Москве. И это был светлый мост, который соединял берег, распространявший дурман мракобесия, с берегом отдыха, культуры и художественных ценностей. Да, Крымский мост «должен остаться один».



И в целом, если брать правый берег Москвы в районе Крымской и Пушкинской набережных, то это одно из самых человечных мест столицы. Здесь всегда людно, а уж в хорошую погоду не просто людно – тесно. Здесь всегда, даже сейчас, есть место добрым отношениям, приятным улыбкам и обычному отдыху.



Здесь всегда кто-то катается, просто гуляет или танцует. Это такое место коллективного общения без единых возгласов, взметания рук и стайного лая (а вот за этими прелестями добро пожаловать на левый берег, куда-нибудь в район Лужнецкой набережной). Здесь все сами по себе и в то же время как-то вместе, рядом. В общем, обычное, нормальное место для людей. Хотя, как всем известно, не место делает человека, а человек – место, так что всё очень быстро может измениться. Но в 2017-м ещё не изменилось.



Наверное, зря я так уж совсем плохо про Лужнецкую-то. Она вовсе не при чём. Да и в «Лужниках» не только ярмарка мёда проводится. Да, народ в Лужниках во все времена что-то скандировал: то «Бориску на кол!», то «Спартак – чемпион!», то «Насинг Элс Мэттерс!», теперь вот – «Зиг Заг!», но на самой набережной посреди бела дня всё ведь весьма культурно, чинно и умиротворенно. Вероятно, вечером здесь может пройти какое-нибудь факельное шествие (сейчас уже чего угодно можно ожидать), но Лужнецкая набережная всё ещё принадлежит обычным людям, о обычные люди всей душой приветствуют лето и солнце, а солнце и летнее тепло всё ещё принадлежат свету. Н-да, воины света…



Кстати, очень хорошо показывает, как изменились времена, ротонда в Парке Горького, которая на набережной. В 2017 году эта ротонда приманивала к себе всевозможных самодеятельных (ха-ха, с этого словца я даже нафталин не стряхнул) исполнителей – типа музыкантов и певцов. Место удобное, никто не стиснет, не толкнет, не жалуйся. Эти самые мастера микрофона и гитары приманивали к себе зрителей, которые организовывали толпу и вызывали раздражение у дурацких роллеров и скейтеров, вздумавших покататься в самой густой толчее Москвы, а вину за неудобства перекладывающие на хрупкие плечи творческих личностей. Так вот, сейчас вопрос ротонды закрыт – она огорожена барьерами, цепями и замками. Не время для песен, во всяком случае для неправильных песен.



Ещё один знаковый мост, соединяющий низменное и возвышенное – Метромост. Мне почему-то всегда было его жалко. Он постоянно был в ремонте, постоянно пустая платформа, постоянно грязные стекла… Такой сирый заброшенка, никому особо не нужный, в отличие от автомобильного близнеца, что расположился прямо над ним. А сейчас вроде бы встрепенулся, вон даже каскад эскалаторов снова запустили. Впрочем, летом 2017-го Метромост об этом и не задумывался: вокруг него продолжались перманентные ремонтные работы.



А, чуть не забыл. Есть же ещё один горемыка, который некуда приткнуть – Летний (он же Чайный) домик графа Орлова в Нескучном саду. Достоверно известно, что домик начал строиться в 1804 году, а закончилось строительство в 1806. В его адрес экскурсоводы любят разгонять байки насчёт того, что он предназначался для сексуальных утех Екатерины II со своим «сподвижником» графом Алексеем Орловым. Звучит эротично, конечно, особенно если учесть тот факт, что зажигательная телочка испустила дух за десять лет до того, как любовное гнездышко было построено. Да и сам Алексей Орлов после сдачи Летнего домика в эксплуатацию прожил чуть больше года. В общем, более хитрозобые гиды, дабы не нарваться в толпе колхозников-туристов на какого-нибудь умника, родили новую историю о том, что граф построил сей домишко для своей дочери Анны, чтобы та могла потрахаться вволю вдалеке от глаз падкой на сенсации общественности. Версия эта родилась из того факта, что с 1803 года к восемнадцатилетней девице начал свататься весь высший свет (судя по картинам, Анна была совсем не уродиной), вот только она не учитывает, что все до одного были Анной отвергнуты по причине великой тяги к духовной стороне жизни, реальные сведения/воспоминания хоть о каких-то интрижках отсутствуют, а после смерти отца она и вовсе ударилась в паломничество результатом которого стал её уход в монастырь. Так что, нет, господа экскурсоводы, не верю. Ах, да, есть ещё версия, что этот дом построен младшим братом Алексея Фёдором, только вот Федя умер ещё раньше, чем Екатерина II. Короче говоря, смутные истоки у этого сооружения, а вот послереволюционная жизнь вполне ясная: сначала он был Домом творчества Союза писателей, а потом здесь организовали детскую библиотеку. И вот пришло время эффективных менеджеров, тротуарная плитка стала важнее книг, библиотека естественным образом прекратила свое существование (даже никуда не переехав, судя по всему, а просто разошлась по рукам и помойкам), а само здание, получившее зачем-то охранный статус, перестало быть нужным хоть кому-то. Его периодически подкрашивают в разные цвета (в 2016-м поджелтили, в 2021-м подголубили), стекла вставляют новые, но суть остаётся прежней – заброшенка.



А знаете, кто всегда с иголочки? Здание Представительства Татарстана! Вот сколько я его видел, всегда такое впечатление, что его на прошлой неделе только построили. Может быть, его просто каждую ночь ремонтируют? В общем, если так же выглядит и Казань, то наверху можно было бы всерьез задуматься о преимуществах татарского менеджмента над мансийским.



Или не задумываться, а спокойно поплевать с балкона Дома На Котельнической на головы беспечных прохожих.



Или даже не поплевать. Или даже не на прохожих, а на проплывающих.



Ещё раз о ремонте и внешнем виде. После знаменитого подвига руфера Мустанга Дом На Котельнической стали мыть, подкрашивать и ремонтировать чуть ли не после каждого молебна в Лужниках, а то и перед. Особенно – Звезду, но и скульптурам тоже теперь достается заботы выше крыши, на которой они стоят. Не ровен час, какой-нибудь очередной Койот вдруг соберется накинуть вышиванку на плечи женщины, переодетой мужчиной.



Согласитесь же, что выглядит Дом На Котельнической даже более ухоженным, чем Большой Кремлевский дворец, ну, или его крыша.



На этом можно попрощаться с Москвой июня 2017 года, а она в ответ покачает крестами опять-таки ремонтируемого Новоспасского монастыря. Можно было бы попрощаться, но покинуть вот так молча столь одиозный объект истории государства Российского никак не возможно. Ведь Новоспасский ставропигиальный (это значит, что он подчиняется непосредственно патриарху или синоду) монастырь – это самый первый расстрельный монастырь в Москве, на его территории был устроен концентрационный лагерь. И пусть это общеизвестное место в нашей истории, но не лишне будет ещё раз повторить, что концентрационные лагеря были изобретены вовсе не в нацистской Германии, немцы тупо списали столь полезную идею у Советов. Концлагерь был учрежден 6 сентября 1918 года, а 17 сентября уже состоялось его открытие. Только вывеску сменили. Здесь содержались заключенные, которых большевики отнесли к «политическому и долгосрочному элементу», и иностранцы. Также был открыт и женский концлагерь. Сохранилась запись одного из протоколов осмотра: «Грязь, иконы и церковная утварь в камерах, отсутствие кровати в карцере». А монахи тем временем продолжали попытки вернуть первоначальное предназначение монастыря и писали жалобные письма руководству, которое «не знало, что творится на местах». Особенно умильным получилось письмо 1922 года к «Великому Вождю Русской Республики» (вы не о том подумали):


«Председателю Всеросс. Центрального Исполнит. Комитета Тов. М. И. Калинину

<текст письма, в т.ч. следующее условие: «Мы готовы допустить в Монастырь какое угодно другое учреждение, только не лагерь.», ха-ха>

К Вам обращаемся, как к последнему прибежищу на земле!»


Сыграло ли письмо свою роль, или появились другие соображения, но с декабря 1922 года концлагерь был заменён на исправительный дом, а после на исправительно-трудовую колонию, которую закрыли в начале 1935 года.

Такое вот милое место. Зато ремонтируют вовремя и дорого. Теперь можно попрощаться.



Ладно-ладно, чтобы убрать привкус горечи изо рта, буду заканчивать июнь через дорогу от Новоспасского в храме Сорока Севастийских мучеников (или сокращенно: Сорокасвятская церковь – такое себе сокращение, конечно). Примечателен этот храм тем, что здесь совершил одно из своих последних богослужений патриарх Тихон, скончавшийся вроде как от сердечной недостаточности. Помимо почитания и канонизации Тихон хорошо известен своим Завещанием, подлинность которого РПЦ отрицает с пузырящейся на губах слюной. Мы же, несгибаемые агностики и атеисты, принимаем эту историю без накала эмоций, а лишь констатируем факт, что текст завещания патриарха был опубликован в «Известиях» и содержал следующие наставления остающимся жить:

Призывая на архипастырей, пастырей и верных нам чад Благословление Божие, молим вас со спокойной совестью, без боязни погрешить против Святой Веры, подчиниться Советской власти не за страх, а за совесть...

мы призываем всех возлюбленных чад богохранимой Церкви Российской в сие ответственное время строительства общего благосостояния народа слиться с нами в горячей молитве ко Всевышнему о ниспослании помощи Рабоче-Крестьянской власти в ее трудах для общенародного блага.

Но если честно, то наблюдая, как нынешние святоши благословляют орудия уничтожения и массовые убийства, почему-то в истинность документа сразу верится.


Закольцевать же это собрание баек о Москве хочется всё тем же персонажем, который неотступно следовал за мной с весны по июнь 2017-го. Великое новое освящение храма Сорока Севастийских мучеников 10 марта 2019 совершил экс-бизнесмен и патриарх Владимир Гундяев, в ходе оного процесса были освящены три престола: северный престол – в честь Николая Чудотворца.



35 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page