• Грязный Блогга

Евро-2014 в картинках. Часть 8: Цюрих, Швейцария.

Пост обновлен июнь 28

С «БЕЗ» И БЕЗ


Гуляя по Цюриху, начинаешь чуть лучше понимать этот почти декоративный город, хотя, разумеется, чтобы понять любой незнакомый город, надо прожить в нем несколько лет. Но что удивительно, даже после нескольких часов знакомства начинаешь выискивать в этой идиллической картинке хоть какие-то недостатки. Поначалу кажется, что приставка «без-» в лексиконе цюрихчан (или цюрихцев?) используется только для слов с отрицательным или агрессивным значением: безопасность, безмятежность, безбедность. Но ведь так не бывает, правда? Когда я достиг точки назначения, а произошло это ровно в 10:00, то с языка вылетело (и улетело за горы) слово «безобразие». Тут можно, конечно, сжульничать и вспомнить про слово «образина», но суть от этого не меняется: Кунстхаус оказался закрыт… на ремонт. Вход наглухо задрапирован строительными лесами, на Хаймплац ни души, а если какая и появлялась, то быстро сворачивала в ближайший переулок. Вот так я в первый раз не приобщился к искусству. Лиха беда начало!


Впрочем, впереди еще весь Большой План, так что отставить переживания и шагом марш на вокзал, к другим городам и впечатлениям. Ну а пока прощаемся с Цюрихом.



В последней цюрихской части хочется закрепить уже пройденное, увиденное, осознанное. Начать можно с Ганимеда. Вот стоит он там, на берегу озера, клянчит у взрослых подкинуть наверх, а совсем рядом с Кунстхаусом безо всякой посторонней помощи отправляется на Олимп молодой и ретивый конь. Вот-вот оторвется от фонтана… Фонтанчик, правда, так себе, даже не поражает ровностью укладки чаш.



Нет, поражает, конечно, но совсем другим. А ведь тут дети ходят! Это вам не Большой театр, где что-то разглядеть надо еще постараться.



Безобразие? Отнюдь, искусство. А вот еще два слова – «безработица» и «бездомный» – к Цюриху как-то не очень подходят. Все здесь на своих местах находятся. И эти места, похоже, вполне этих «всех» устраивают. Я пристально выискивал на улицах бродяг или плохо одетых горожан, но до самого последнего момента таких не нашел. Зато удалось поговорить немного с местными трубадурами, которые выступали возле Гроссмюнстера. Благо, выступление закончилось, и дуэт сворачивал свои причиндалы, поэтому платить не пришлось.


После краткого приветствия я взял быка (т.е. вокалиста) за рога и вот так сразу спросил, чего это они вдруг на улице со шляпой деньгу зашибают, работы нет? Выяснилось, что это студенты, что играют здесь для себя, что денег вполне хватает, что родители не знают об их меркантильной составляющей музицирования, но сюда, к счастью, уж точно не сунутся. И как принято во всякой непритязательной литературе добавлять: после этих слов музыкант плотоядно улыбнулся. Не уверен насчет плотоядности, но ведь улыбнулся, честное слово. И это была улыбка вовсе не голодного человека.


Конечно, уже обещалось, что Гроссмюнстера больше не будет, но хвостик не считается.



Как известно, есть три вещи, на которые можно смотреть бесконечно: огонь, вода и чужая работа. Не останавливайтесь там, где идут дорожные работы, иначе можно потерять отпуск. Особенно в Швейцарии. Не торопясь, но делово и обстоятельно свое дело выполняет ровно столько людей, сколько необходимо – никаких советчиков, руководителей, отдыхающих в теньке. Но обязательно один занимается уборкой, подметая образовывающийся мусор. И еще одна непривычная деталь: почему-то они умудряются обходиться без криков «Ганс, мазафака, поддерни загогулину, чтобы не шкандыбала по колдобине!» Работают молча и сосредоточенно, изредка давая какие-то указания. Или это они только перед туристами так себя ведут, а стоит отойти, сразу становятся обычными рабочими?



С образованием, надо понимать, в Швейцарии тоже полный порядок, коли уж наши государственные патриоты отдают туда своих детей учиться. Студенты в Цюрихе самые обычные – джинсы, кеды, в ушах музыка. Стоит на остановке студент и громко поет репертуар своего плейлиста, не вынимая наушников. Репертуар, прямо скажем, не самого благонравного содержания. И хоть кто бы на него обернулся. Нет! Почему-то все считают, что это нормально, почему-то никого не раздражает юноша ритмично выкрикивающий «фак зэт шит коз айнт зэ ван, фор э панк мазафака виз э бадж энд э ган!». Только туристы вздрагивают.


И раз уж речь зашла о студентах, то никак не обойти стороной крупнейший в Швейцарии университет – Университет Цюриха или сокращенно UZH.



Университет Цюриха стоит упоминания уже хотя бы по той причине, что находится в рейтинге высших учебных заведений на 57 месте (15-е в Европе). В том самом рейтинге от Academic Performance, который включает в себя две тысячи ВУЗов планеты и в котором (нежданная радость!) МГУ им. Ломоносова недавно ворвался в топ-200, заняв 192-ю позицию. В Университете Цюриха обучается 26 000 студентов (некоторых из которых вы можете встретить на улице с гитарой в руках). Среди выпускников университета 12 лауреатов Нобелевской премии (в том числе Альберт Эйнштейн и Эрвин Шрёдингер), здесь практиковали Карл Юнг и Зигмунд Фрейд, выпускницей университета является неоднозначной славы политик Роза Люксембург, и, и, и здесь, наконец-то, сразу после окончания Второй мировой войны Уинстоном Черчиллем было предсказано создание Европейского Союза. Да-да, именно здесь (о чем свидетельствует памятная доска)!


Университет был основан в 1833 году, но на самом деле, создавался он не пустом месте, а был рожден в результате слияния трех колледжей: теологического, юридического и медицинского. А вот теперь самое смачное. Догадайтесь, кто в 1522 году основал эти колледжи? Все верно, наш старый знакомый реформатор, великий и ужасный Ульрих Цвингли! Туш! С тех пор один из семи факультетов университета – теологический. Кроме христианских «наук» изучаются здесь и другие религии (отдельно преподается древнеиудейская), а кроме них экономика и политология.


Всё, похоже, что от этого Цвингли не отвертеться, придется его показать. Вот так он выглядел, когда был живым. Ну, или примерно так. И в руках у него, заметьте, вовсе не крест животворящий.



Кстати, если вам вдруг сейчас пришла в голову идея отдать свое чадо на обучение именно в UZH, то на всякий случай неплохо знать, что год обучения обойдется вам в 12500 франков (540 тыс. рублей), а год проживания в общежитии – 24000 (1035 тыс. рублей). Если необходимая сумма уже скопилась, дерзайте. Первой женщиной, получившей докторскую степень, в 1867 году стала студентка медфака из Российской империи Надежда Суслова. А чем мы сейчас хуже, а?


Мы ничем не хуже, но пора уже снова двигаться цюрихскими улочками к вокзалу.



Улицы Цюриха. Узкие и широкие, прямые и не совсем, под уклон и горизонтально – они разные, но неизменно радующие глаз. Ох, знал же старик Махульский, где надо снимать «Ва-банк 2».



Но это улицы. А что, если засунуть нос внутрь? Например, во дворик любого из домов. А вот что! Полагаю, что ты, читатель, уже не удивляешься засилью зелени внутри каменных лабиринтов.



Будем последовательны и заглянем в подъезд любого жилого дома. Для этого не надо подбирать код или ждать, когда кто-нибудь выйдет: достаточно просто открыть дверь. Велосипеды (не пристегнутые), почтовые ящики, газеты, пакет с рассадой (!), десять квартир на четыре этажа и мезонин. И чистота.



Вот так. Возвращаемся на улицу. Здесь не всегда легко разойтись со встречными, особенно если кто-то вздумал прощаться, но не сказать, чтобы это вызывало дискомфорт. Всё происходит как-то само по себе: кто-то уступил, кто-то подвинулся, кто-то повернулся, а ты уже прошел и не заметил.



Да, вот еще одно «не заметил». Гуляющих с собаками в Цюрихе много. Они заметны. И еще они любят большие породы, а не цыплячьеподобных доходяг. Но вот собачьих экскрементов заметить не получилось. И это нормально, потому что именно так и должно быть. Речь сейчас, разумеется, не о России.



Внезапно обнаружилась еще одна витрина, претендующая на звание «Витрина Города». Я понимаю, что детство, игрушки, куклы, ля-ля, фа-фа. Понимаю. Но выглядит такая коллекция в глубине витрины весьма зловеще. Или вы клоунов тоже не боитесь?



А вот еще одна загадка: угадайте, не подглядывая, какая функция у этого здания. Что здесь? Если ответили правильно, можете поставить себе «отлично» за внимательность. Ответ будет ниже.



А теперь еще и вопрос. Вот эти солнечные часы (любят же они часы)… Много ли людей знает, как обходиться со всеми этими адскими линиями и каббалистическими знаками?



Попытки сфотографировать здание-загадку с фронта увенчались полнейшей неудачей, т.к. сплошняком стоят деревья. А что делать, когда не получается сфотографировать нужный объект? Верно, остается только прикрыть свою беспомощность якобы художественным замыслом. Именно так и рождаются вот такие кадры.



Зато здание напротив не сопротивлялось.



У его подножия, кстати, расположена стоянка. Так вот, еще раз убеждаемся, что по большому счету Цюрих – не велосипедный город. Основная масса двухколёсья – это мопеды и мотоциклы.



Мотоциклов в Цюрихе много. Желтых и синих, зеленых и красных, дорогих и не очень, но вот ни разу мне не встретился хит московских улиц. Я ни разу не видел в Швейцарии двухколесных холодильников с рождественской иллюминацией и пристяжными контейнерами акустических систем. Мотоциклы здесь предпочитают компактные легкие и быстрые, часто – спортивные. Например, как этот старенький Дукати, выжимающий до 190 км/ч.



Пришла пора ответить на загадку. Если ты еще помнишь, дорогой читатель, про Вассеркирхе (про Водную церковь), то, сложив два и два, должен был получить ответ: в Цюрихе такая традиция размещать библиотеки по церковным зданиям. Да, это Центральная библиотека Цюриха. С самого утра сюда идут люди с книжками. С самого утра и до закрытия! Где ты, «самая читающая страна»? За год в московские библиотеки не записалось ни одного человека.



Как, должно быть, хорошо взять книжку, налить в чашку ароматного чая и присесть в зеленом садике на крыше после рабочего дня…



Зеленый садик… Кажется, начинаем уже даже не повторяться, а потретяться. Но все равно не могу не вернуться к цветам, ибо они повсюду.



Невозможно представить Цюрих без цветов. Странно, что в городе нет Цветочной улицы (или я её не нашел?).



Как можно догадаться по вторичным признакам (вроде афиш или памятников), в Цюрихе (в отличие от Советского Союза) секс есть. И даже магазинчики вполне открыто заявляют характер продаваемой продукции (если вы туда заглянете, то обнаружите в первую очередь полиграфические и видеотовары). На всякий случай (мало ли, дети прочтут) для фотографии рекомендуется использовать отражение в витрине напротив.



Последнее, что можно было увидеть на правом берегу Лиммата перед тем, как ступить на Банхофбрюкке – это еще одна достопримечательность, еще один вид городского транспорта: фуникулёр, называемый здесь Полибаном. Полибаны выезжают прямо из дома, внося в общий средневековый антураж фантасмагорическую ноту. Хорошо, наверное, жить в квартире, когда за стеной не пьяный сосед буйствует, а снуют туда-сюда аккуратные красные вагончики. Но это, как ни странно, не только понты, но еще и самое удобное средство подняться на гору, вполне рабочее и используемое отнюдь не только для туристических целей транспортное средство. Запущен Полибан был в 1889 году к неописуемому удовольствию студентов и с тех пор у него только две остановки: нижняя – Централь и верхняя – Университет. Стоимость поездки ничтожная: 1.2 франка или 52 рубля. Вот где забота об образовании молодежи!



Как архитектурное сооружение Банхофбрюкке не представляет собой ничего особенного, но является одним из важнейших элементов городской транспортной сети. К тому же с него открывается красивый вид на Лиммат,



Центральный вокзал



и Швейцарский Национальный музей. Но туда – как-нибудь потом. «Если захочешь».



Здесь же, на левом берегу Лиммата обнаружилась первая пробка (из шести автомобилей). Нет в мире совершенства. Но справедливости ради надо посмотреть на фотографию более внимательно. Поняли почему, да? Вот именно, справа от стоящих автомобилей находится велосипедная дорожка, по которой вполне можно было бы проехать, но никто даже и не думает о таком маневре. Балбесы! Это ведь даже не встречка. Сюда бы москвичей, научили бы буржуев вождению.



Центральный вокзал Цюриха уникален хотя бы тем, что является самым крупным железнодорожным вокзалом Швейцарии и одним из самых крупных в Европе. Ежедневно через него проходит почти три тысячи поездов. Чтобы понять масштаб, достаточно упомянуть тот факт, что крупнейший вокзал России – Казанский – переваривает в сутки, работая уже на пределе пропускной способности, 70 поездов дальнего следования и 200 – пригородного (общий пассажиропоток около 90 тысяч человек в сутки).


Первое здание вокзала было построено в 1847 году, но простояло недолго (видимо, не гармонировало с обликом города) и в 1871 году было заменено на строение, спроектированное архитектором Якобом Фридрихом Ваннером. На том и стоит по сю пору, гордо неся знамя Швейцарской Конфедерации.



Именно здесь мне довелось увидеть первого кандидата на звание бездомного. Но торопиться с выводами я не стал бы, глядя на его ухоженные ногти. Даже отращенный ноготь на указательном пальце сверкает белизной. Кто это? Бездомный или просто городской сумасшедший, любящий поковырять зубочисткой на виду у шокированной публики? Не знаю. Заводить с ним разговор я почему-то не решился. Наверное, потому что пора было уезжать.



Но даже в самый последний момент Цюрих может удивить еще раз, так сказать, на посошок. Внутри вокзала, прямо внутри самого большого вокзала в Швейцарии расположен… рынок! И никаких крыс, никакой грязи и мусора: все по-швейцарски чинно и благородно.



Что же, смотрим туда, куда обычно в самый первый момент смотрят приезжающие. Вот он, выход в Город-Декорацию, в Город-Солнце, выход в самый крупный город Швейцарии. Смотрим в спину Альфреду Эшеру, основателю швейцарской дороги, и говорим ему спасибо, а городу – до свидания. Ведь, как полагается по законам жанра, если где-то не повезло, то в другом месте обязательно повезет. Нужный нам поезд стоит на самом ближайшем ко входу/выходу пути и отправляется через шесть минут. Ауф видерзейн, Цюрих!




<<< Евро-2014 в картинках. Часть 7: Цюрих, Швейцария.


>>> Евро-2014 в картинках. Часть 9: Швейцария в пути.

©2019 BLOGGA. Сайт создан на Wix.com