• Грязный Блогга

Кейт Аткинсон "Жизнь После Жизни"


LIFE AS LIFE


Сложно предположить, что Аткинсон не была знакома с широко известной и весьма популярной книгой американского психолога Муди «Жизнь после жизни» (полное название: «Life after life: The investigation of a phenomenon — survival of bodily death»), в которой тот подробно описывает на практических примерах переживания людей после клинической смерти в частности и околосмертные ощущения вообще. Слава этой книги просочилась в свое время даже сквозь Железный Занавес в страну вечных советов. Английская писательница из Йорка попробовала устроить интеллектуальную перекличку с американцем, превратив околосмертное состояние в инструмент регуляции жизни. Её даже не смутило то, что она… блондинка.


Нет, бесспорно, идея сюжета (который вам наверняка известен в общих чертах, даже если вы и не читали эту книгу, но который я раскрывать не намерен) захватывающа и перспективна, а если его еще скрестить с заведомо беспроигрышным голливудским приемом «time comeback» (яркие представители – «День Сурка», «Исходный Код», «Беги, Лола, Беги»), то и вовсе представляется «золотым ключиком». Можно представить, какие чувства владели писательницей, когда она торопилась обратить в буквы и слова столь привлекательную историю, вот только… Спешка нужна, как известно, при встрече с чужой женой, литература же может и обождать. Только на спешку можно списать ту небрежность, с которой написана первая треть книги. Кейт торопилась рассказать, не особенно всматриваясь в детали: диалоги показательно картонны (выезжая по большей части за счет природной язвительности автора), а описательная часть (при том, что занимает весьма немного места между диалогами) откровенно бедна, хромонога и даже местами косноязычна. Вот небольшой пример:

«Девочки помогли Бриджет убрать со стола, оставив Тедди на попечение миссис Доддс. В судомойне при кухне была большая каменная раковина с насосом вместо крана. Бриджет сказала, что «в графстве Килкенни», где она выросла, воду приходилось носить из колодца. Букет она красиво разместила в старой жестянке из-под апельсинового джема и оставила на деревянной сушильной доске. Когда они вытерли столовые приборы тонким ветхим полотенцем (естественно, влажным), Кларенс предложил им прогуляться…»

Бессвязные отрывочные фразы, как бы набивающие сцену деталями, на самом деле выглядят скорее словесным хламом, чем доставляющим радость чтивом. Надо заметить, что переводчик (Елена Петрова) еще по-женски постаралась приукрасить картинку, смягчить неловкость текста, добавив деепричастие в том месте, где его нет («…and left Teddy to fend for himself with Mrs Dodds.»).


Примерно к концу первой трети Аткинсон взяла себя в руки, выровняв слог. Повествование полилось свободно, как молоко из пакета. К заключительной трети картина повторилась с точностью наоборот: стиль становился все краше, пользуясь повышенным вниманием писательницы, а вот сюжет стал проскальзывать, напоминая динамикой заезженную пластинку, прыгающую регулярно на несколько дорожек назад. И это уже становится настоящим мучением для добросовестного читателя. Аткинсон просто не продумала сюжет до конца, решив, что такая лихая коняга сама вывезет, куда надо. А та, дурёха, взяла и не вывезла! Читателю уже давно понятно, чем закончится книга (не надейтесь, никакого неожиданного твиста под занавес не будет), а писательница все продолжает мучить и мучить своих героев, надеясь на озарение с небес. Озарение в этот момент, похоже, взяло отпуск за свой счет.


«Сойдет и так!» – говорил заяц в одном из советских мультиков. Закончилось всё тем, что он отбил себе лапу. Надеюсь, что с Кейт такого не приключится, но соревноваться с парапсихологами ей все-таки не стоит.

©2019 BLOGGA. Сайт создан на Wix.com